Ставки на спорт как серьёзные финансовые инвестиции

Олег Романцев и Александр Пушкин. France 2-3 Russia / Euro 2000 Qualifier, Июнь 1999

Авторский спортивный блог #89

 

Спортивный блог #89. Олег Романцев и Александр Пушкин - наше всё!. Статья от MatchFixingBet.RU

 

Олег Романцев, Александр Пушкин и Футбол

В дни юбилея великого поэта сборная России обыграла чемпионов мира на арене их триумфа

Развязка пушкинских торжеств вышла обескураживающе радостной и случилась там, где её никто не ждал, - в парижском предместье Сен-Дени на стадионе "Стад де Франс" в присутствии 80 000 изумленных французов. Во время проведения отборочного матча Чемпионата Европы по футболу - 2000. Ресь идёт о сборных Франции и России по футболу.

Не меньше изумились и мы.

Хотя российские футболисты в этот вечер и не декламировали на одной из самых знаменитых спортивных арен пушкинских стихов и даже, кажется, ни разу вслух не произнесли имя юбиляра, а всё же эти одиннадцать потных ликующих парней оказались в этот день с Пушкиным в связи куда более тесной, чем медведи, водившие хороводы на Манежной, бомжи, читавшие по слогам "Евгения Онегина" под прицелом телевизионной камеры, или сиятельные склеротики, выдавливавшие из себя искореженные четверостишия.

Сам поэт футбола не знал - мировым увлечением эта игра станет к концу ХIХ века.
Но Пушкину наверняка понравился бы матч на "Стад де Франс". Возможно, он бы даже вдохновил поэта на оду. Как пример героического преодоления или как игра судьбы - парижский результат можно трактовать двояко.

Парижская игра напоминала акт сотворения поэтического шедевра.
Сборная России страдала, мучилась, силясь сочинить что-то достойное игры с чемпионами мира, внезапно пережила творческий восторг, затем вновь впала в отчаяние, в середине второго тайма напоминая поэта, собирающегося предать черновики огню, и под конец матча вдруг оказалась во власти вдохновения, уже неодолимого, так что ничто не могло помешать ей осуществить великий замысел до конца.

Футбол конца ХХ века стремится быть точной наукой.
Великие тренеры современности, профессорского вида аналитики, сидящие в телевизионных студиях, толкуют результаты больших матчей как проявление высшей математической закономерности.

Матч "Франция - Россия" отбивает охоту говорить о футболе ученым тоном. И тем напоминает недавний безумный финал Лиги чемпионов "Бавария" - "Манчестер Юнайтед". Нет математической или логической формулы, из которой можно было бы вывести субботний парижский результат. Чудесные сюжетные повороты заставляют думать, что команды играли не друг против друга, а заодно. И целью их было обманывать зрителей в ожиданиях.

Когда после недолгой борьбы сборная России отдала центр поля сопернику, мы приготовились к худшему.
Мы слишком внимательно смотрели чемпионат мира и помним, что ничто так не укрепляет мощь сборной Франции, как ощущение собственного превосходства в середине поля.

Команда, проигрывающая французам центр поля, оказывается в положении человека, сдерживающего валун веса Зинедина Зидана / Zinédine Yazid Zidane, катящийся под откос.
Зидана не было. Но и без него у французов всё получалось легко.

Дешам и Пети, при поддержке Десайи, сковали нашу полузащиту - самую численно насыщенную и, как нам казалось, самую сильную линию сборной России. Мрачные предчувствия только усилились с внезапным уходом Мостового - его находчивость казалась едва ли не самым главным оружием в борьбе с монолитом французской обороны.
Росчерк нашей голевой атаки поразил своим внезапным совершенством, как грозовой зигзаг посреди ясного неба.

Но чудеса продолжались. Приученные к малодушию и робости наших футболистов, пуще именитых соперников страшащихся собственной смелости, мы приготовились к тому, что сборная России прижмётся к воротам, с закрытыми глазами отбивая французские атаки и молясь о скончании времени.
Но ни сборная России, ни мы, боязливые зрители, часов не наблюдали. И когда судья Пол Даркин в конце первого тайма напомнил нам о времени, было жаль, что в футболе существует традиция антракта, - так надежно команда Романцева держала преимущество, такими безобидными были атаки Франции.

Мы так были захвачены переживанием преимущества нашей сборной, что ответный мяч показался безмерной нелепостью. Хотя именно такие глупые голы не раз решали исход величайших противостояний.

Полчаса второго тайма вполне отвечают нашим представлениям о психологии футбола. Кошмарную нечаянность таких голов выдерживают немногие команды.
Сборная России безнадежно сникла, и то, что мы пропустили за это время только один гол, - ещё одна странность этого матча.

Второй гол Панова чудесен уже не столько потому, что он, как и первый, возник из воздуха, подобно атмосферному явлению, сколько в силу его исполнения.
Самый популярный сегодня человек Петербурга, собственно, не сделал ничего необычного. Такие голы проходят на нашем телевидении по ведомству расхожих заморских деликатесов.

В Италии их случается чуть ли не по пять штук в каждом туре. Спокойно смакуя эти серийные шедевры бомбардирского искусства, мы каждый раз отмечаем про себя, что не доживем до того момента, когда наши форварды научатся забивать так же.
Дожили. Александр Панов всего лишь повторил на "Стад де Франс" / "Stade de France" то упражнение, что он проделал в финале Кубка России двумя неделями ранее.
Глаза Панова не горели безумным огнем обладателя лотерейного джек-пота. Быстро перекрестился, поцеловал руку и почти механическим движением звезды-примы вскинул её вверх, указательными пальцем благодаря небо, ниспославшее на него регулярную порцию вдохновения.

Победа сборной России чудесна, но она и реальна. О ней свидетельствует таблица четвертой отборочной группы.

Победа сборной России фантастична, но тем и отличается от бреда, что, подобно всякому великому художественному вымыслу, имеет строгую внутреннюю структуру и логику.
И то, что произошло в последние десять минут парижского матча, когда сборная России с немецким хладнокровием и голландским изяществом довела матч до победы, уже воспринималось как что-то само собой разумеющееся, замысленное творцом.

Уже занявший место в ряду величайших побед отечественного футбола, этот матч хронологически соседствует с памятными триумфами сборной Лобановского периода 1986-1988 годов.
Но между сегодняшним историческим успехом на "Стад де Франс" и, скажем, знаменитой победой сборной СССР 86-го года на "Парк де Пренс" нужно провести разграничительную черту. И не только потому, что сегодняшняя Франция ощутимо сильнее команды Платини. Победы сборной Лобановского были сродни достижениям советской военной науки, воплощенным в неодушевленных устройствах. Взрыв водородной бомбы, противоракетный комплекс "С-300", запуск космического корабля - вот что такое победы сборной Лобановского.
Не слезы восторга, а холодная гордость, возникающая от осознания того, что эта штука летит со скоростью, в 20 раз превышающей скорость звука. "Тридцать, пятьдесят, девяносто минут - полет нормальный".
Никаких драматических коллизий. Неудивительно, что в памяти отпечатались не подробности победы над Италией в полуфинале чемпионата Европы-88, а поражение от бельгийцев в Мексике в 86-м. Своего рода катастрофа "Челленджера".

К 80-м годам величайший советский тренер Валерий Лобановский заставил нас согласиться с тем, что Пеле и Марадоны на нашей почве не произрастают и успех может быть достигнут только за счёт деперсонализации, растворения футболиста в коллективном "сверх-я". Поэтому и Александру Заварову, и Олегу Кузнецову и в самом деле следует воздать должное поровну. Они взаимообусловлены и неразделимы, как крыло и корпус истребителя МиГа.

Успех команды Олега Романцева перечеркнул эту, казалось бы, неотменимую формулу успеха наших команд. Победные объятия священны.
Но истина дороже святой традиции - славить победителей оптом. Ликующая компания российских игроков легко делится на триумфаторов и неудачников.

Если оценивать игру футболистов российской сборной персонально, то разброс оценок будет высоким - от пятерки до двойки. И это ещё один, может быть, самый поразительный итог парижского матча.
Варламов, Титов, Семак провели матч значительно ниже своего обычного уровня. Игра Панова достойна видеокассеты "Современный форвард" всемирного хождения. Монтаж эпизодов игры Смертина будет служить готовым пособием тренерам команд Английской Премьер-лиги и всех будущих соперников сборной Франции, "как нейтрализовать Николя Анелька".

Это был матч драматических крупных планов, а не батальных панорам.

Индивидуальное в этом матче заслоняло коллективное. Поэтическое преобладало над прозаическим.
Пересказывающий сюжет этого матча не избежит преувеличений и высокопарных глупостей. Таковым может показаться и утверждение, будто бы спортивная сенсация, происшедшая на зеленой парижской лужайке, находится в связи с пушкинским юбилеем.

Никаким боком не связанный с программой юбилейных торжеств матч Франция-Россия неожиданно оказался единственным событием, по-настоящему достойным слов: "Пушкину посвящается".
Только потому, что талантливо.

Футбольный матч (5 июня 1999 г.) между национальными сборными Франции и России завершился нашей победой со счётом (2:3). Это был Отборочный турнир к Чемпионату Европы 2000 года.

Пушкин - наше солнце, и под этим солнцем играют в футбол.

--
Пресс-зал. "Спорт сегодня" Июнь 1999 г, И. Порошин

Проект Fixed Matches Betting

© 2015 - This is a consulting website by Ruslan Bekhterev